Работа посольства России на Украине полностью развалена | Мнение

Опубликовано: 29.07.2016 14:44

Директор центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков в колонке для АиФ.ru рассуждает о том, как должна измениться работа нового посла РФ в Киеве.

Алексей Чеснаков.

Кто бы ни стал послом России на Украине, ему придется решать множество проблем. От стратегических до бытовых. И каждая имеет либо открытое политическое содержание, либо скрытый политический подтекст. Такова реальность.

За последние годы работа нашего посольства в Киеве полностью развалена. Причин много. Как внутренние, так и внешние. Восстанавливать работу придется почти с нуля. Следует при этом учитывать, что государство Украина ведет против России полномасштабную дипломатическую и информационную войну. Москву обвиняют в «агрессии», а сомневающиеся в этом граждане могут надолго сесть в тюрьму. Поэтому требуется особое внимание к украинским национальным комплексам и фобиям. Не говоря уже об элементарных вопросах личной безопасности.

Однако все это не только не отменяет, а наоборот — повышает потребность в решении некоторых приоритетных проблем. Каждая из них выглядит неподъемной. Но без них можно считать дипмиссию бессмысленной.

Необходимо превратить посольство в Киеве, ни много ни мало, в центр формирования российской политики на Украине. Похожий на тот, который сумел сколотить в Незалежной прежний американский посол Джеффри Пайетт. Представитель России должен обладать навыками организации работы в неблагоприятных условиях, хорошо разбираться в специфике дипломатической борьбы и применения современных методов мягкой силы. Ему придется превратиться в эффективного лоббиста и как можно быстрее добиться кратного увеличения ресурсов, выделяемых в МИД на украинское направление. Хорошая дипломатия дешевой не бывает. Но и расходовать их придется эффективнее, чем прежде.

Потребуется найти подходы для работы с теми организациями и людьми, которые стремятся к восстановлению нормальных отношений между Украиной и Россией. Мобилизовать пророссийских активистов в нынешнем Киеве? Там, где их убивают и увольняют с работы? Но другого выхода нет. Многие напуганы, но не уничтожены. Им надо помочь. Предоставить политическую и юридическую защиту. Если же ограничиться культурными и языковыми программами, то не удастся решить ни одной серьезной задачи. Посольство не театр, не ресторан и не лекторий, а плацдарм для расширения политического влияния страны.

Предстоит определить приоритеты, исходя из сегодняшних интересов России. Посольство должно стать мощным информационным центром в стране, где российские СМИ блокируются всеми способами. Позиция России должна быть заметна в общественном мнении. Одним из провалов предыдущего посла была именно информационная работа. Придется заново создавать каналы для работы с украинскими СМИ, в том числе и на украинском языке. Можно сколько угодно критиковать бывшего американского посла в России Майкла Макфола, но нельзя не признать, что его работа в СМИ и социальных сетях была хорошо заметна и порой весьма продуктивна.

Серьезным политическим вызовом станет для посла взаимодействие с украинским МИД. Сейчас это ведомство настроено по отношению к России порой даже более враждебно, чем министерство обороны и радикалы из «Правого сектора». Климкин — не самостоятельная фигура, а технический исполнитель заданий Порошенко. Но украинский президент не всегда принимает самостоятельные решения. Найти их слабые места и помочь Смоленской в работе с международными организациями по-настоящему сможет тот, кто находится в Киеве, на передовой.

Наконец, еще одна важная политическая задача — демонстрация уверенности. Фактическое отсутствие посла в Киеве на протяжении многих месяцев свидетельствовало, что у России есть проблемы с реализацией нужной стратегии. Теперь такие сомнения должны исчезнуть. Возможно, глава миссии будет самым ненавидимым персонажем на Украине. И от его жизненного и политического опыта, психологической выдержи, способности не идти на компромиссы там, где необходимо, и создавать условия для них там, где возможно, зависит не только успех этой самой российской стратегии, но и будущие отношения двух стран.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции